т фото зотие 600

2017-10-20 14:10




В больнице, в двухместной палате, лежали два безнадёжных больных. У них были совершенно одинаковые койки, совершенно равные условия... Разница была лишь в том, что один из них мог видеть единственное в палате окно, а другой - нет, зато у него рядом была кнопка вызова медсестры. Шло время, менялись времена года... Тот, что лежал у окна, рассказывал соседу обо всём, что там видел: что на улице идёт дождь, сыплет снег или светит солнце, что деревья то укрыты лёгким сверкающим кружевом, то подёрнуты лёгкой весенней дымкой, то убраны зеленью или прощальным жёлто-алым нарядом... Что на улице ходят люди, ездят машины... Что там есть МИР. И вот однажды случилось так, что первому - тому, кто лежал у окна - ночью стало плохо. Он просил соседа вызвать медсестру, но тот почему-то этого не сделал. И больной, лежащий у окна, умер. На следующий день в палату привезли другого больного, и старожил попросил, раз уж так получилось, положить его у окна. Его просьбу выполнили - и он увидел наконец... что окно выходит на глухую серую стену, и, кроме неё, ничего за ней не видно. Он молчал какое-то время, а потом попросил своего нового соседа: - Знаешь... если мне ночью станет плохо... не вызывай медсестру. Вот ведь до чего доводит зависть!


Парадокс, но после животного секса чувствуешь себя человеком.






Лежишь в могиле тихой, доброй... А ведь была при жизни коброй


Приехав в супермаркет (в пригороде Бостона), я еле-еле нашел место для автомобиля. Втиснулся в узкую щель, причем чтобы выйти, между правой машиной и моей пришлось оставить зазор всего в несколько сантиметров. С покупками я управился минут за 40. За это время на улице начался жуткий ливень. Добежав до машины и вымокнув за несколько мгновений до нитки, я обнаружил, что нахожусь в ловушке. Правая машина по-прежнему стояла, прижавшись к моей бортом к борту, а слева меня подпер новоприбывший бьюик. Так что к двери было не подобраться. А сверху льет, гром гремит. И мне в голову пришла, как мне показалось, гениальная идея. Я залез на машину, лег пузом на крышу, и, свесившись, попытался открыть дверь. Нетрудно догадаться, что в следующий миг я соскользнул в межмашинное пространство. Более глупое положение трудно себе представить. Каждое мое движение только усугубляло ситуацию, я все больше закупоривал щель между машинами. Наконец я настолько плотно застрял, что не мог даже пошевелиться. Только слышал, как через 10 минут к правой машине подбежало галдящее семейство, и, спасаясь от дождя, экстренно загрузилось и умчалось, никак не реагируя на мои отчаянные крики о помощи. Теперь из просто глупого мое положение стало откровенно дурацким. Слева полного свободного места, а я вишу в воздухе, обильно поливаемый дождем и зарабатывающий воспаление легких. Вскоре я совсем сник, затих и принялся ждать хозяина бьюика, если можно применить вполне благопристойное слово "ждать" к моей вызывающе-нелепой позе. Однако первым появился коп, полицейский. Посветив между машин фонариком и найдя лучом мою физиономию, отчего я активно заморгал, он строго спросил: "Are you OK, sir?" Ненавижу идиотов. И фразу эту ненавижу. "No!" - злобно заорал я, - "I'm not OK, I am zastryal, ZASTRYAL, understand?" Первый и последний раз в Америке мне попался полицейский с чувством юмора. Единственный раз в своей жизни я видел (извернув шею и раскорячившись, как лягушка на испытательном стенде) смеющегося, нет, гогочущего копа. Изнывая от желания обматерить его на родном ему языке, я cпросил: "Can you help me, mudila?". "Sure", - промычал он сквозь смех и, все еще похрюкивая, схватил меня за куртку и выдернул из позорного плена... Ключи, кстати, остались на асфальте точно посередке между авто. Злиться у меня уже не было сил, поэтому я пошел обратно в магазин, купил швабру и уже ею достал связку.